ПЕРВЫЙ КОМБАТ

Автор: они все писали, каждый хоть слово вставил.
И.Кроленко
О.Хейфец
Д.Колюцкий
В.Эпштейн
В.Котов
И.Супрун
Пустыня довольно безжизненная…

* * *

Помню — появляемся все вместе, но за меч я не взялся…

Безжизненная пустыня. Нещадно палящее солнце. Слабый ветерок несет тонкие струйки красноватого песка. Появившийся здесь человек увидел бы возвышающийся посреди ровной как стол пустыни одинокий холм, но людям делать здесь было нечего. Неожиданно на вершине холма возникли пятеро верховых. Человеком из них был только один. Золотистые волосы, выбивающиеся из-под шлема, выгодно подчеркивались голубыми глазами воина, казавшегося гигантом среди своих спутников. Уши остальных были острыми, выдавая эльфийскую кровь, но лишь одна из них по оружию и по прочим параметрам была чистокровной эльфийкой. Она носила кожаные доспехи, большой лук из тиса, и длинный меч на поясе. Прочие принадлежали к смешанной расе полуэльфов - нечастое зрелище встретить трёх полуэльфов сразу. Один из них носил идиотскую хламиду, расшитую бисером, с массой карманов, кармашков и кошельков. С закрытыми глазами за сотню ярдов было видно что это маг. Другой носил латы и меч на поясе. Третий был одет в кольчугу, на которой поблескивал в солнечных лучах Святой Символ.
Минут пять они рассматривали друг друга и вспоминали как их угораздило сюда попасть. Единственным воспоминанием о прошлом была страшная опасность, из которой они попали сюда. От воспоминаний их оторвал только сейчас замеченный костяной тубус в каких обычно хранят свитки, валявшийся рядом с группой. Пока человек, поднявшись в стременах и прикрыв рукой от солнца глаза, осматривал горизонт, маг спешился и достал из тубуса кусок пергамента. Там было написано всего два слова: “Ищи Спящего”.
— Эй, посмотри своим острым эльфийским взором, что это за облако пыли там, на горизонте.
Впрочем, через мгновение все увидели в чём было дело. Около двух десятков всадников преследовали окровавленного воина без щита, на луке его седла болталась корона. Его истомлённый конь явно сдавал.
— Надо расстрелять их из луков! - воскликнул человек,— Он же один!
— Нет, давайте сначала разберёмся.
— Их шестнадцать штук!
— Может, корона краденая?
— Мы теряем выгодную позицию!
— Надо сначала поговорить…
— Давайте, я прочитаю его мысли…
Пока они так препирались, одинокий всадник развернул коня навстречу преследователям. Пришпорив коней, группа спустилась с холма.
— Он собирается всем пооткручивать головы, - констатировал маг.
Командир всадников послал пятерых воинов встретить этого самоубийцу с короной, а сам направился к приближающимся воинам.
— Чегой-то вы все на одного? — золотоволосый человек самозабвенно нарывался на неприятности, а воин-полуэльф спросил с нездоровым интересом:
— А откуда у него корона?
— Корону он украл, молодой человек, а вам лучше не вмешиваться не в своё дело, — командир явно нервничал.
Человек вскинул копьё:
— Защищайтесь, сударь!
Рыцари пришпорили коней, а солдаты потянули мечи из ножен. Кажется и все прочие решили, что пора нечто предпринять. А одинокий воин тем временем уже лишился коня — солдаты расстреляли его из арбалетов и окружили его. Блеснула сталь…
Копье командира скользнуло по щиту, сам он получил крепкий удар копьем в грудь, но удержался в седле и выхватил меч. В этот момент его настиг магический удар — маги не промахиваются. И клирик применил силы, данные ему божеством — двое солдат застыли в седлах с недоуменным выражением лица.
Пока вожди бились на мечах, прочие бойцы заняли свои места в боевой линии, но прежде клирик успел остановить еще четверых противников. Хотя предводитель всадников превосходил юношу опытом, а также и оружием и бронёй, для него это был рядовой бой, а его противник горел праведным гневом, он шел за правое дело, и был морально сильнее. Восседая на коне в задних рядах, маг наблюдал за другим боем. Одинокий воин храбро рубился с пятерыми противниками, и уже сшиб одного из них наземь под ноги коням. Но оставшиеся теснили его, и маг, оценив ситуацию на фронтах, решил помочь ему. Он взмахнул посохом, и один из воинов задумчиво опустил меч и погнал коня куда-то в пустыню.
А на другом фронте ситуация обострилась: эльфийка не выдержав боя отступила, и ее место занял клирик. Но хотя он неплохо владел и искусством воина, он не смог сразу восстановить положение.
Этот день явно не был самым счастливым в жизни офицера в раскрашенной броне. Он честно бился, но его удары не достигали цели — молодой наглец по-прежнему жив, хотя его кольчуга уже обагрилась кровью. Маг пребывал в задумчивости — куда бы обратить свои нерастраченные силы. Но несколько солдат уже упало, а их офицер уже плохо держался в седле. Тогда он взмахнул посохом, и лошадь одного из двух оставшихся противников одинокого воина понесла своего седока, а сам воин дорубал последнего солдата. Офицер получил очередной удар мечом, и рухнул с коня, продолжая удивляться этому странному бою, а его противник падал назад, обливаясь кровью. Он полез в заплечный мешок, и извлек хрустальную бутылочку с магическим напитком запечатанную сургучем. Он выпил ее одним глотком и жизнь начала возвращаться к нему. Но сил еще не хватало для решительного боя. Человек скинул кольчужные перчатки и приложил скрещенные руки к груди. Древняя сила, дарованная рыцарям добра и закона, наполнила его, и он почувствовал себя готовым к новым подвигам: свежие раны затянулись. Тут воин в стальной броне прикончил своего противника и занялся подкреплением своих сил. Он прибег к помощи такой же бутылки. Затем они они достали по маленькому флакончику темного стекла, - они торопились, так как двое воинов, доселе стоявшие как статуи, вновь обрели свободу и ринулись в бой. А наши герои силами магии обрели невиданую мощь. Их искусство возросло до невиданных высот и человек с новыми силами ринулся в бой, а полуэльф достал еще один флакончик, содержащий магическую жидкость, ускорявшую его движения вдвое, хотя и ценой года его собственной жизни — его метаболизм сильно ускорился, а это даром не проходит никому.
Но, вообще-то говоря, в этом не было необходимости — солдат осталось немного, да и одинокий воин, разделавшись со своим противником, спешил к ним. Однако клирик и эльфийка были вынуждены покинуть поле боя, преследуемые солдатами. За пару минут солдаты полегли, а другие их товарищи скрылись за холмом, преследуя отступающих. Но когда они наконец выскочили из-за холма, двое пали под ударами, а последнего спасла резвая лошадь.

* * *

"А дальше-то ничего весёлого не было"

Приехал клирик и с ним пустая лошадь.
— Эй! Где ты потерял эту подругу?
— Почем я знаю? Вроде она ехала… — Эльфиня сняла кольцо.
— Тсс, здесь она я. Вы узнали, за что собственно мы бились?
— Сейчас-сейчас.
Бойцы собрались около окровавленного странника. Человек снял шлем и вежливо обратился к нему:
— Уважаемый сэр, почему эти люди преследовали вас?
Воин тяжело вздохнул, убирая меч.
— Я король, дорогие мои, король Малого королевства. Враги пришли с Юга на нашу землю. Я дал им бой, и проиграл его. Я отступал с немногими верными спутниками, но потерял их всех, а теперь лишился и коня.
— Куда вы держите путь?
— Мы не в курсе, ваше величество, кстати, не доводилось ли вам слышать о некоем Спящем?
— Увы, нет, но я готов составить вам компанию в ваших поисках, — Король отер пот со лба, — но хорошо бы поймать коня для меня.
Кони уже все разбежались, и рыцарь-человек решил применить еще одну силу, дарованную ему свыше:
— Возьмите моего коня, ваше величество.
— А как же вы сами?
— Ничего, пробьёмся… — Человек свистнул и издали раздалась дробь копыт. Не прошло и минуты, как из облака пыли появился чудесный белый конь и потерся о плечо юноши.
— А-а, паладинствуем по мелочи? Похвально, похвально.
Пришла пора собираться в путь.
— Куда поедем-то?
— Бог его знает, по-моему всё равно.
— Можно на север… Или на запад.
— Ну, скажем, на запад, но есть ещё пара дел: пусть маг посмотрит, не завалялось ли здесь чего-нибудь по его части. И потом мне хочется забрать эту броню, — сказал юноша стаскивая доспехи с тела поверженного противника, — Только не нравится мне этот рисунок, надо как-нибудь соскрести его.
— Это же будет крайне неэстетично! — воскликнула эльфийка.
— А мне эти картинки не нравятся.
— Это не важно, — авторитетно заявил маг, — Магии здесь ничто не несёт, кроме этого меча, — он поднял меч офицера двумя пальцами, — Держи.
Юноша взял меч со смешанными чувствами — немало его крови было на лезвии.
— Теперь я подлечу кого смогу, — сказал клирик.
Он подошёл к королю, и воззвав к помощи богов, возложил руку на раны. Он был ещё молод, и очень неискусен, и потому сила проходившая через него была невелика.
— Теперь ты, воин.
— Нет-нет, не надо! — полуэльф отступил, — я обойдусь.
— Как хочешь, тогда паладин.
Когда все способы лечения были исчерпаны, группа оседлала коней и тронулась по пыльной пустыне в путь, на запад.

* * *

Перед жарко горящим камином стоит юноша в золотых доспехах, и смотрит в огонь. В тени, в углу комнаты, сидит старец в голубой хламиде с бокалом в руках.
— Пойми, Рич, многое изменилось для тебя. Прошло твоё время махать мечом. Ты стал одной из Сил, держащих этот мир в равновесии.
— Но они же не отстранились от дел этого мира! Они не просто собирают силы, их злая воля воплощается на земле! Взгляни — королевства повергаются в прах, нечисть ползёт из гор, зло клубится у корней мира. Пришла пора поднять меч!
— Это дело других. Силы действуют через своих посланцев. Миссия уже подготовлена — скоро они будут призваны.
— Я не привык стоять в стороне, когда идёт бой со Злом!
— Ты по-прежнему в плену своей ориентации. В мире есть лишь две реальных силы: Закон и Хаос…
Спор идёт уже не первое столетие в наших масштабах, и пыл спорщиков уже поугас, поэтому старец почти не возвысил голос.
— Я знаю, Истар… Понимаю умом, но не сердцем…
— Не волнуйся, ты поможешь им не раз, — Старец вздохнул глядя в огонь, — Они совершат много ошибок, но путь будет пройден, и они займут своё место — рядом с нами. Меч Радуги будет поднят!

* * *

Ничего не помню

Автор: Константин Домарацкий

Очнулся я на лесной поляне. Ничего не помню. Где я? Осмотревшись вокруг, я понял, что не знаю этого места. Внимательно осмотрел себя. При мне был меч, лук, колчан с дюжиной стрел, кинжал и походная сумка. Первым делом я вывернул сумку - хотелось есть. Но пусто. Выругавшись, привстал. Меч был совсем рядом. Подобрав щит, который валялся тут же, звеня кольчугой, я двинулся к лесу. Не дойдя десяти футов, прислушался. Пение птиц да шелест листвы. Вот все, что я услышал. Наклонившись к земле, стал искать следы. Все равно чьи. Если волчьи, то в легкой кольчуге я всегда залезу на дерево, если людские - пойду к людям. Поползав минуты три, встал. Следов не было. Да и искать-то их я не умел. В лесу я чувствую себя полным болваном. Но тут где-то рядом раздался храп, хруст веток… Обнажив меч, я двинулся на звук. Терять было нечего. Решительным движением раздвинул кусты … О… Вздох облегчения. Чудо!!! В кустах паслась скаковая лошадь. Не испугалась. Влажной мордой коснулась моего плеча.
- Отлично, мы непременно поладим, - сказал я, поглаживая лошадь.
Та смотрела добрыми глазами. Это была породистая скаковая лошадь в полной упряжи. Теперь я призадумался … Куда дальше? И тут меня прошиб холодный пот - ничего не помню! Кто я? Откуда я? Ничего не помню. Схватившись за голову, сел на землю, напрягся. Ничего … Не знаю, сколько времени я провел в таком состоянии, потом резко встал и не выбирая пути поплелся куда глаза глядят. Лошадь шла за мной. Через какой-то час я выбрался из леса. Очень не хотелось ночевать в лесу - верная смерть. Покинув лес, я, воспользовавшись услугами лошади, двинулся по ненаезженной дороге. Голова гудела, я ничего не помнил, ничего, ничего.

Встреча

И вот я увидел их… Их было, кажется, шестеро. Я их сразу не сосчитал. Шесть человек. У всех были скаковые лошади и мне стало ясно, что уже не уйти. Тогда, остановив лошадь, я сосредоточился на зле. Мне было страшно. С одной стороны, встретить людей было хорошо - в одиночку в лесу не прожить. Очень быстро можно стать добычей орков, разбойников или других зверей. Однако, эти люди могут убить меня. Я понимал, что рано или поздно мне придется найти спутников. Один из них отделился и поскакал ко мне. Зла я не чувствовал, но и незнакомцы пугали меня. Четверо из них были нелюди, а точнее: полуорк, два полуэльфа и эльфийская девушка. Тут я увидел еще одного - человека. Этого закрывали лошади, он путешествовал пешком. Да, неприятность: всего два человека, а главное полуорк, полуорк! Полуорки, обычно, были злыми и часто нападали на людей в холмах. Я всматривался в лица. Теперь я решил просто ждать. Они смотрели на меня, ловя каждое мое движение. В броне были только двое - тот, кто подъезжал ко мне и полуорк. Полуорк был в тяжелых латах, поверх дорожный плащ, из-под которого недвусмысленно торчал святой символ. Клирик - стремительно, как молния мелькнула мысль. За поясом торчали кистень и цеп, а за спиной … о ужас - меч, да, да длинный меч. Мне было известно, что клирики не пользуются мечами, им запрещено проливать кровь, но злые клирики охотно пользуются режущим оружием. Злой клирик! Вот сволочь! Ну что ж - умрет первым. Два полуэльфа слезли с лошадей. Видимо, собираются кастовать, мерзавцы. Один из них был одет в черную хламиду, шитую бисером. Ох, мерзавец, да это ж маг. Да, именно таким я себе представлял типичного мага. Ясно, первым делом метну в него кинжал, если только он попытается что-нибудь скастовать, а то ведь хлопот не оберешься. Да, да, именно кинжал, маги этого очень не любят. Другой полуэльф был одет в кожанку, при нем был меч, щит и что-то еще, но на файтера он не тянул. У, чертовы полукровки. Рядом с ним стояла эльфийка. Меч, кожанка, кинжал, праща, отсутствие щита… А вот так уже выглядят воры, убийцы. Вляпался. Третий полуэльф казался простым файтером, но что-то держал руками под плащом. Подозрительно, воины обычно кладут руку на меч. Ну и компания. Маг неуклюже слез с лошади и полез к себе под хламиду, что-то ему там явно мешало. Было неясно, то ли он чешется, то ли чего-то ищет. А тем временем около меня остановился человек. Это был красивый юноша лет восемнадцати на вид, высокого роста. Сложением покрепче меня. У него были добрые карие глаза. Ну что ж, умрет последним - решил я.
- Кто ты? - спросил незнакомец на языке ориентации, на языке моей ориентации! У меня все перевернулось внутри. Нет ничего, что так радует и ничего, что так настораживает, как язык ориентации. Возможно, через много лет, если язык ориентации исчезнет (а все к этому и идет) потомки не поймут меня. Поясняю с охотой. Речь в общем как обычная, но в разговоре присутствуют элементы жестов, сложные интонации, позволяющие понять одному человеку, что другой - его единомышленник и имеет похожие взгляды на жизнь. Но употребление всуе этого языка всегда настораживает. Во-первых, могут подслушать, во-вторых - ты выдаешь себя этим, а в-пятых, мне известно, что воры и убийцы могут учить языки чужих ориентаций. Из речи этого молодого воина я понял, что он, как и я, сражается за установление добра и закона. И хотя я насторожился, но вместе с тем необычайно обрадовался. Я назвался путешественником и поприветствовал его на языке ориентации. Ну что ж, я рад, - сказал он, улыбнувшись, - это свои. И он кивнул в сторону неподвижно стоявших путников.
Удивительное дело, никто из них не знал, а вернее, не помнил своих имен, а равно как и прежнюю жизнь. Все как со мной. Я скакал по дороге впереди, рядом ехал молодой воин. Позднее выяснилось, что он паладин. Рядом с нами бежал человек. Он совсем не спешил, но то и дело обгонял наших лошадей. Ранее он представился мне, как Мастер Северных ветров. Похоже, он не терял памяти, а впрочем, кто его знает.
- Монах, - сказал паладин, - личность комическая, но, собака, быстро бегает.
Монах совсем не носил брони, а из оружия у него были лишь тяжелый арбалет да легкое копье. Несмотря на явную комичность, он вызывал уважение. На груди у него была татуировка - рисунок битвы между змеей и какой-то птицей, кажется, орлом. Темные волосы монаха были заплетены в косичку. Этот малый утверждал, что умеет разговаривать с животными, а скоро научится разговаривать и с растениями. Он периодически что-то шептал на ухо моей кляче, я не обращал внимания. Что касается всех остальных, то один полуэльф оказался рейнджером, а по совместительству еще и клириком, полуорк-клириком-файтером, другой полуэльф - друидом-воином, маг был магом, а эльфийская девка не пойми кем. С первых дней нашего совместного путешествия мне стало ясно, что друид-воин (адское сочетание) тупой, как веник. Он периодически спрашивал совета, что ему одевать из брони: кожанку или кольчугу. Да и заклинания у него часто не удавались. Но зато по пять раз в день, бедняга, переодевался из кольчуги в кожанку. Потом я понял: несчастный не мог колдовать в кольчуге. Он периодически не мог понять, как ему сражаться - как друид, или же выступить с мечом в руках, как воину.
Самый веселый был полуорк, который хоть и не отличался умом, но зато оказался законно-добрым, как и я.
Маг, о! Маг. Маг - редкое, но, почти бесполезное животное. Впрочем, может быть это касается только нашего мага, видимо, он не сильно продвинулся в овладении магическими силами. Постоянно путался в хламиде и жутко всего боялся. Впрочем, ему я обязан во многом теми сведениями, которые я получил о магах, магических вещах и заклинаниях. Общаясь с эльфами, я начал изучать эльфийский. Хотя пока не продвинулся в области эльфийской словесности … Компания была разношерстная, и я тогда еще не мог предположить, что буду связан с этими людьми узами одной миссии на долгие годы. Но я был рад своим спутникам. Клирики не умели творить еду, но зато лечили наши раны. Приходилось охотиться, голодать и терпеть прочие бедствия, но мы жили, и вряд ли я мог бы прожить так долго один.

* * *

“Мне не нужна такая слава.
Я за собой не знаю права
Водить на привязи людей.”

Но не будем излишне философствовать - это занятие не для воина. Итак, начнем повествование…
Король представлял собой крепкого файтера с морщинистым лицом. Это был очень сильный и опытный воин. От королевства у него осталась одна корова - враги отобрали все и, видимо, преследовали его. Преследование вылилось в путешествие.
- Паладинствуем помаленьку, - стирая пыль с короны, говорил король. На жизнь, порядки, нравы и взаимоотношения сил добра зла он смотрел так же, как и я, хотя был далеко не религиозен. И настоящим паладином он не являлся, просто добрый файтер. Человек необычайной смелости, он был настолько уверен в себе, что увидев отряд неприятеля, состоящий из двух десятков воинов и нескольких клириков, с криком: “Всем голову срежу!” бросился вперед. Не знаю, чем бы все это кончилось, если б не вмешалась наша группа, меня, к сожалению, там не было. Я примкнул позднее. С трудом группа помогла королю, с большими усилиями вышла из сражения, но даже позднее, когда я примкнул к отважной миссии, нас все еще преследовали эти негодяи. Оказалось, их в замке было около двух сотен воинов. Да, совсем забыл… Король! Король был велик, силен, храбр. Велик во всем, но только не в своем конце. Смерть свою он нашел незаслуженно, скорее по глупости других. Причиной смерти короля стала стрела монаха. Да, да. Именно стрела. В горах - это случилось в горах.
Нам стали попадаться троглодиты (люди-крысы). У них были крысиные головы и хвосты. Мы избегали их, могли возникнуть большие неприятности. Однажды монах не выдержал и послал стрелу. Монах очень плохо владел оружием, но сякое бывает, и тяжелая арбалетная стрела нашла своего избранника... Да, он попал. Ох, если б это хоть раз случилось в бою!
В укромном месте, в расщелине у обрыва мы легли спать. Все устали. Кто-то стоял на часах, кто - сейчас уже не важно. Нас нашли, это главное - дальнейшее было делом нескольких секунд. На спящих людей, на всех нас накинули сеть. Часовой не успел обнажить меч и поднять тревогу. Все были связаны сеткой. Не долго думая, мерзавцы стали бросать нас в пропасть. Я летел, вернее, падал, жадно всматриваясь широко открытыми глазами в скалистые пейзажи. Последние мгновенья жизни. Потом удар - все поплыло перед глазами. Когда я очнулся, то увидел своих друзей. Все были здесь, кроме короля. Все кроме него. Рядом со мной лежал, потирая мягкое место, маг, изредка всхлипывая и постанывая. Его чуть не придавило полуорком. Полуорк в тяжелых латах (плэйте), как в большой консервной банке, неподвижно лежал в нескольких дюймах от мага. Из шлема доносились странные звуки. Ругается или плачет, - решил я, затем встал и осмотрелся. Мы лежали достаточно близко друг от друга. Все тело ныло, удар был очень силен. Но нам повезло, пролетев несколько десятков футов, мы упали не в пропасть, а на каменную площадку, выступающую из скалы. Бедный король - он всего в нескольких футах пролетел мимо нашего убежища. Бесславный конец, но я на всю жизнь запомнил этого доброго воина, по отечески относившегося ко мне. На стоянках он бывало учил меня и другого паладина фехтованию, и я до сих пор благодарен ему за этих уроки. Мне жаль… Я ведь сам не хочу умирать лишь из-за того, что у кого-то чешутся руки. Тогда мы благополучно миновали поселения крыс-людей, надо было двигаться дальше. Наш путь лежал на восток.

Повествование, в котором говорится о том, что даже друиды иногда могут быть полезными.

Однажды мы проходили мимо какого-то подозрительного замка. Места были безлюдные и лишь в нескольких часах пути находилось какое-то городище. Замок был как будто заброшен, но ворота были целы, а равно как и стены. Короля с нами не было, так что некому было вразумить нашего паладина, который, опьяненный жаждой сокровищ, стал разносить ворота замка. Паладин у нас был своеобразный, у него с детства обнаружилась природная тяга к магии и магическим вещам. Он вполне мог бы стать магом, если б не низкий интеллект и не религиозное воспитание добрых родителей. Все магические вещи группы были у него, а именно: единственный у нас магический меч, щит, кольцо телекинеза и рог. С помощью кольца телекинеза наш паладин усилием воли швырял здоровые камни в ворота. Особый интерес представлял рог. Когда становилось трудно, достаточно было потрубить в него и появлялся в золотых доспехах, на коне, в роскошном шлеме всадник, которого звали Рич и помогал нам советом или мечом. Когда паладин разнес ворота, я с обнаженным мечом уже стоял поблизости, готовый к неминуемой битве. Рядом стояли рейнджер-полуэльф и полуорк. Позади расположился друид и еще подальше, временами припадая к земли и передвигаясь на полусогнутых ногах, копошился маг. Путаясь в хламиде, он что-то лепетал о непротивлении злу, о мире и о том, что может быть не надо… Но паладин считал, что надо и маг трусливо озирался, ища неровность, за которую он мог бы спрятаться. Не найдя таковой, он стал приставать к полуорку-клирику-воину с просьбами скастовать на него заклинание, защищающее от огня, но, получив пинка, притих. Все ждали, что будет, когда ворота рухнут окончательно. Помнится, тогда я пожалел, что стоял перед воротами…
С шумом ворота рухнули и мы стремительно, как это полагается при захвате, ринулись в проход. Даже хилый маг вприпрыжку, подтянув хламиду, затрусил за нами. Двор был пустынным, никого не было. Единственным сооружением у ворот была башня. Тень от нее распространялась почти на весь двор, а впрочем, уже смеркалось, вечерело. Я сосредоточился на зле. В висках отчетливо застучало - зло было повсюду, но особенно фонило из башни. Еще можно уйти, надо бежать - мелькнула мысль.
- Тревога, - хотел крикнуть я, но не успел… В башне произнесли какое-то слово и к нам прилетел шар огня. Короткая вспышка пламени осветила двор. Мы бросились бежать. На паладине расплавилась кольчуга и со звоном рухнула на землю. Я, получив сильные ожоги, не устоял на ногах. Топот наших ног перекрывался визгом мага и даже ругань полуорка не так коробила мой слух. На бегу я оглянулся… Это снизило мою скорость, но то, что я увидел, устроило ее - я почти летел. Через амбразуру на меня смотрел лич. Мертвенно бледный он произносил заклинания… Мы потревожили андедов. Когда-то он был с великим магом. В руках покойник держал жезл и размахивал им в нашу сторону. Мы не успели выбежать за ворота - перед нами встала стена огня. Паладин не сдастся в плен личу - смерть неминуема, остается одно - в огонь. И мы бежали через огонь. Но на пути у нас вновь встал огонь и не успели мы что-нибудь решить, оказались объятые пламенем - из башни прилетел шар огня. Запахло паленым мясом - рядом упал паладин, из забрала валил дым. Я едва держался на ногах, но сознание было ясным: “Еще один шар огня и мы пропали, единственное, что нам может понадобиться, так это услуги гробовщика. Уже сейчас паладина может спасти только клирик, повторив над ним несколько раз заклинание лечения ран. Тут мне в голову пришла мысль, которой я и обязан спасением. Мгновенно выхватив из-за пояса лежащего паладина рог, я протрубил. Мощный звук наполнил все вокруг. Казалось, даже земля задрожала. Дальше все было как в тумане, помню, что я, еще до того как нас снова охватил огонь, успел возложить на паладина руки и произнести молитву. Вокруг был огонь, все плыло перед глазами, я задыхался и уже не видел паладина, не слышал визга мага и, постепенно картины из жизни, столь стремительно проносящихся перед глазами, таяли и исчезали…
Очнулся я в чистом поле и удивлению моему не было предела: все были рядом, никто не умер. Даже монах, и тот грелся на солнышке. Полуорк, только что проснувшись, бубнил заклинания, то зевая, то вдруг просветленным взором устремляясь в небо, касался меня рукой. Мне становилось легче. Паладин уже стоял на ногах, друид-воин пытался полечить свои ожоги - для этого он, как заправский святой произносил молитву и возводил глаза, алчущие лечения, к небу. Всеми движениями он уподоблялся полуорку, но увы, лечения не приходило. Тогда святой грязно выругался и, бряцая оружием, поплелся к кустам продолжить сон. Чего-то он явно не понимал, но мы мешали сну праведника и, отойдя от нас, несчастный друид захрапел. Рядом со мной сидел маг. С глупым выражением лица, дрожащими руками он листал свою магическую книгу, как бы ища ответ на какой-то заветный вопрос.
- Послушай, - сказал я ему, - ты умеешь… ну этот… как его? Шар огня?
- Нет, - с тоской ответил маг.
- Ну, хотя бы стену огня могешь?
- Нет!!! Что вы пристали?! Нет! - заорал маг и уже чуть не плача сказал, - Hе умею.
Потом он остановил свой взор на странице с какими-то мне непонятными значками и принялся что-то лихорадочно учить. Он так увлекся, что уже ничего не замечал.
- Толку от него никакого, - уныло произнес паладин.
- А жрет-то как много, - отозвался клирик-рейнджер, - в городе надо будет от него избавиться.
Я отдыхал, лежа на траве. Раскинув руки, всматривался в голубое небо. Тишину нарушал лишь легкий ветерок. Где-то рядом в траве что-то зашуршало - мышь, - подумал я и швырнул на звук шлем. Все стихло и только из кустов куда отправился друид, раздавался монотонный храп. Осознав, что мне уже нечем в него швырнуть, я от тоски стал чинить что-то из одежды. В лагере были все, кроме эльфийки, которую заботливый паладин отправил обходить дозором окрестности и по возможности нести охрану.
Полдня мы провели в отдыхе. Теперь нужно было бежать, мы находились еще во владениях лича. Все понимали: наступит ночь и будет погоня. Нам вряд ли удастся уйти. Нужно было торопиться. Но в душе я был спокоен - с нами был магический рог. Тогда, в огне, я успел протрубить. Появился всадник в золотых доспехах, блестящем шлеме, с золоченым щитом. Он вынес нас из огня. Что было дальше, я не знаю. Всякая глупость редко остается безнаказанной, почти у всех были потери. У рейнджера расплавилось что-то из оружия, у меня сгорели все вещи вместе с походной сумкой, паладин же переживал по поводу магического кольца - оно расплавилось от первого шара огня. Я всегда считал, что украшения делают из самого плохого металла.
Мы торопились, нам нужно было проехать как можно больше до наступления темноты, но и так всем было понятно, что спать не придется. Скакали во весь дух, причем маг, да, именно, наш трусливый маг скакал впереди. Никто даже не удивился, все спешили. Впереди несся маг в обгоревшей хламиде, уже без бисера, рядом рейнджер, следом все остальные. Монах бежал бегом рядом со мной. Было видно, что он торопится, но бежать быстрее лошади он все-таки не мог, поэтому мы были рядом. Позади всех, охая и ахая, на своей обдолбанной кляче плелся полуорк, ругаясь на своем языке, как видно, понуждая бедное животное к более быстрому бегу. Смеркалось. У нас еще был шанс доскакать до какого-то городища на севере. Мы пытались использовать эту возможность, но топографический кретинизм рейнджера не позволил нам этого сделать. На взмыленных лошадях мы мчались по лесной дороге. Темнело. Я чувствовал, что развязка близка, Но понимал, что сделать уже ничего нельзя. Моя жизнь опять находилась в руках случая.
Мы мчались уже несколько часов. Молча, не жалея лошадей, в темноте по лесной дороге, которая ощетинилась кореньями и, казалось, только ждала падения чьей-либо лошади. Никому из нас не хотелось пополнить дорожные могилы, которые в изобилии были разбросаны по обочинам дорог между любыми поселениями. Было темно и я почти ничего не видел, в небе сквозь тучи едва просвечивали звезды, луны же и вовсе не было видно. Холодное светило отвернулось от нас… Дорога то сужалась, что опять расширялась. Ветки больно хлестали по лицу, но опустить забрало значило похоронить себя, - так я по крайней мере видел гриву лошади. Где-то в этом районе находилось какое-то городище, и мне казалось, что успей мы туда за полночь - все позади. Но когда мы сюда ехали, я не дал себе труда запомнить местность и теперь совершенно не представлял, где это городище находится.
Мозгов в голове у паладина было равно столько, сколько положено честному горожанину нашей эпохи. Маг не проявил башковитость. Монах с детства страдал топографическим кретинизмом. Друид же искренне верил, что в лесу опасности меньше, что лес его защитит, а полуорку было на все наплевать. Короче, мы свернули не туда и, несмотря на нытье и упреки рейнджера, не жалели коней. Один он понимал, куда надо ехать и где это проклятое городище, но его уже никто не принимал всерьез, слишком много мы плутали по его милости, не говоря уже об эльфийке.
Трудно сказать, сколько мы ехали, я потерял представление о времени. Внезапно я услышал визг:
- Смотрите вверх! Наверху! Спасайся кто может!
Гадать не пришлось, ибо кроме мага у нас никто не может взять такой высокой ноты. Казалось, бедняга сел на что-то острое. Мы остановились и все как один обратили взгляд к небесам. Мои спутники молчали. Волосы у меня встали дыбом, у мага тряслись коленки так, что он едва не вывалился из седла, у всех остальных стучали зубы. Нас нашли. Всадники в небе - всем сразу стало ясно - найтхаги. Воины тьмы, я узнал о них из легенд еще когда был мальчиком, но я мало помнил из своего прошлого. Мы знали, что наше оружие не нанесет им вреда, да мы и не могли с ними сражаться… Кони под ними были черные как ночь, из пастей вырывалось пламя. В древних сказаниях они звались найтмарами. Воины не снижаясь кружили над нами и, казалось, чего-то ждали. В руках у каждого из них был посох и все трое как бы грозили нам… На какое-то мгновение ужас парализовал нас, но ненадолго. Мы были отважные воины, я бы не сказал выдающиеся, помятуя о маге, монахе и прочих, но и не рядовые, глядя на полуорка, рейнджера и себя самого. Я давно вступил на путь воина и не боялся смерти, точнее, был готов отдать жизнь в любой момент, когда за ней придут. Ведь на все воля божья. Не долго размышляя о древних божествах, добре и зле и прочих высоких материях, дав шпоры взмыленным коням, мы уже неслись по лесу. То и дело мы посматривали вверх, но ничего не менялось, - тени сопутствовали нам и пока не нападали. Так прошло еще с полчаса. Мои спутники сильно волновались, городища не было, враг уже был готов на нас напасть… То и дело слышалось:
- Трубите в рог, чего вы ждете?!
На магический рог возлагались большие надежды и мы остановили лошадей, дабы применить нашу главную магическую вещь. Было темно и я уже не помню, кто именно трубил в рог, кажется, паладин. Набрав в чахлые легкие побольше воздуха, он дунул что было сил. Гулким скрипучим эхом ответило где-то на востоке. Все ждали, что будет. Ждали, что придет помощь, но ничего не произошло. Рыцарь в золотых доспехах на лошади не появлялся. Вот напасть. Надо было ехать дальше, и было уже двинулись в путь, окончательно подавленные… как вдруг маг сказал:
- Будет ждать здесь. Я уверен, помощь придет.
Маг говорил о том, что необходимо терпение, что рыцарь обязательно появится и поможет нам, но мы должны ждать. Да-да, ждать и именно здесь, то есть на том месте, где мы его вызвали, а если мы отойдем подальше, то он появится тут и не сможет нам помочь. Мы решили ждать. Все слезли с коней и смотрели вверх, где тени, казалось, исполняют какой-то танец, танец смерти, зловеще потрясая посохами. Поминутно проклиная мага, мы ждали. Но то, что мы увидели, еще больше расстроило нас. Загрустил даже полуорк.
На том месте, где протрубили в рог, появился рыцарь, тот самый, что вынес нас из огня. Однако он был уже без лошади, без шлема, без щита, с покореженными сплавленными латами, весь обожженный и измученный.
- Ну, чего вам опять надо?
- Помоги нам, - попросил паладин, тыча пальцем в небо.
Вызванный рыцарь, звали его Рич, взглянул вверх. На какое-то мгновение воцарилась тишина. Нарушил молчание Ричард:
- Помоги, помоги... Я вам уже помог, так меня так отделали вот эти самые мужики, с ними был еще один - маг. Вы тогда ушли, а я остался с ними биться.
На это все только вздохнули. Потом он мягко попросил:
- Подлечите меня.
Клирик-рейнджер прочел пару заклинаний, но было видно, что особого облегчения Ричу это не принесло.
- У вас есть мисайлы? - спросил Ричард, поглядывая на мага.
- Есть, целых два и все тройные, - с гордостью ответил маг. Мисайл, как я узнал из разговора с магом, это магические стрелы, которые вылетают из пальца, когда маг произносит заклинание. Тройные означало, что стрелы вылетают в количестве трех штук. Маг просто наводит пальцем на жертву и стрела безошибочно находит цель, не оставляя внешне особых следов. Что и говорить - магия…
Видимо, все это показалось Ричу недостаточным и он смотрел на мага с явным пренебрежением.
- Ну все. Пока... Выпутывайтесь сами, - Рич с грустью махнул рукой. - И еще один совет, держитесь поближе к воде, - с этими словами он исчез. А мы продолжили свой путь. Как я уже говорил, в спешке мы, а то и по недомыслию, свернули не туда, так что через какое-то время оказались в степи. Да не просто в степи, а в долине какой-то речки. О речке этой я не имел ни малейшего понятия, но друид говорил, что она впадает в озеро больших размеров и что будто бы там есть остров, но что там и как, никто не знает. Темные фигуры в небе продолжали преследовать нас, но не нападали. Сомнений не было, они ждали мага. Проскакав еще немного, мы остановились. На равнине укрыться было негде. Надо было принимать решение. Паладин, рвя на себе одежду, вопил: - Я спасу вас. На лошади я поскачу в степь… Они, конечно же, все погонятся за мной, я паду смертью храбрых, а вы успеете скрыться.
- Верно, так и сделаем, - обрадовался полуорк, - ну и голова, какой ты умный!
- Болван, - не сдержался маг, - да за тобой погонится только один из них и ты считай труп, а нами займутся остальные… Я воздержался от реплик, у меня не было никаких идей. Но мне хотелось быть поближе к воде, я еще помнил об огненных атаках.
- Я придумал, - возбужденно прохрипел клирик-рейнджер, - когда лич пустит в нас свой шар огня, мы залезем в воду, нырнем и нам ничего не будет.
- Простофиля, - проговорил снисходительно маг, хлопая рейнджера по плечу, - думаешь, что кроме огненного шара лич не знает больше никаких заклинаний? Уж будь спокоен, на тебя у него управа найдется.
- Я всех спасу, - раздался голос друида, - ведь я - мудрый друид! Не смеялся только полуорк - он страдал глухотой.
- Чего ржете, ослы?! Я спасу всех, точнее, троих. На себя я поставлю заклинание, защищающее от огня и долгое время не буду нести ущерба, а еще на двоих я прочту по заклинанию, с помощью которого они смогут дышать под водой. Это даст им возможность около часа отсидеться в речке, а тут глядишь, начнет светать и эти негодяи уберутся восвояси. Тут со всех сторон послышалось:
- Прочти свое заклинание на меня!
- Нет, на меня!
Начался базар. Однако друид, что ни говори, был туп как веник, я понимал это и не надеялся на него. Ведь очень часто случалось, что заклинания друида по какой-то причине не действовали. Луна вышла из-за туч, осветив своим холодным светом долину, моих спутников, лес с его обитателями, меня с мрачными мыслями и всех, кто был в это опасное время в пути. Я же уже не слышал обсуждений, брани, бряцания оружия. Мыслями я был далеко. И возвращаясь к своему бренному телу, я думал уже не о спасении жизни, а лишь о том, как я устал, и что хорошо бы поесть, а еще лучше поспать.
- Мы все поспешим к реке, но заклинание я прочту для тех двоих, кому будет особенно худо, когда на нас нападут, - мрачным голосом возвестил друид, - я не верю, что мы успеем добраться до воды раньше нападения. Все замолчали. Спор был прекращен и ругань смешалась с топотом копыт. Мы неслись к воде. Холодный ветер пронизывал меня до костей, бил в лицо , свистел в ушах. Все молчали, кроме друида.
- Что же мне надевать из брони?… а может быть кожанку? - как всегда перед боем спрашивал друид, чем на этот раз сильно обеспокоил.
- Одевай, что хочешь! Но если твои чертовы заклинания не помогут - пеняй на себя! - прорычал полуорк.
Постоянные переодевания друида из кольчуги в кожанку уже порядком поднадоели. Внезапно я представил себе, что будет, если заклинание не сработает… Я, в случае, если выбор падет на меня, со спокойной душой прыгну в воду и утону. И, хотя в отличие от мага и полуорка, я плавал не как топор, это обеспокоило меня не на шутку. Но, прогнав черные мысли - будь что будет, я дал коню шпоры и вырвался вперед. Река была совсем близко. Еще несколько минут и мы у цели. Но тут меня окликнули, я обернулся и увидел, что все остановились.
- В чем дело? - спросил я и, не дожидаясь ответа, подъехал к уже спешившимся товарищам.
- Всем не спастись, - сказал рейнджер, - надо решать…
Внезапно мне пришла в голову мысль. Среди всего магического хлама, который мы захватили в боях, был необыкновенный мешок. Мешок отличался большими размерами и в него можно было запихнуть десять тысяч монет, а весил бы этот мешок только тысячу. Золотых, конечно же, у нас не было, но в мешке запросто можно было поместить двоих человек небольшого роста. Мешок с таким грузом я думал привязать к своей покладистой лошади, а саму лошадь отпустить в лес, надеясь на то, что внимание врагов полностью сконцентрировано на нас - оставшихся в степи. Вот только где же этот мешок? Ах да! Конечно же у паладина. Не мешкая, я поведал свой план моим спутникам. Идя была воспринята с радостью. Паладин, не долго думая, достал мешок.
- Ну, вот что, - сказал маг, - самый маленький из вас - я.
- И самый бесполезный, - глубокомысленно произнес рейнджер.
Времени для долгих обсуждений не было. Решающую роль играл друид, на него надеялись все и каждый в отдельности. Каждому, даже мне, хотелось, чтоб друид произнес заклинание, позволяющее дышать под водой в его адрес. Я бы ни минуты не раздумывал и как только прилетит первый шар, прыгнул бы в воду. После недолгих обсуждений всем сразу захотелось посадить мага в мешок, чтоб не ныл, второй кандидатуры пока не было. Паладин, где-то глубоко в душе великий воин, и представить себе не мог, что его посадят в какой-то мешок. Друид был нам нужен здесь, я тоже, остальные спорили.
- Ну, я полезу, - сказал маг и, подтянув хламиду, поспешно полез в мешок.
- А теперь камень и в реку, - произнес кто-то из темноты. Все засмеялись.
Решение не заставило долго ждать и следом за магом в мешок отправилась эльфийская девушка. Вот кто уж точно занимал меньше всех места. Я постепенно стал завязывать мешок. Затем, дав пинка магу, и утрамбовав все это хозяйство, стал прилаживать мешок к седлу. Я был самым сильным в группе и без труда поднял мешок на лошадь и перекинул через седло.
- Ну все, с богом, - сказал я и шлепнул ладонью по мешку.
В ответ раздался писк, ругань на эльфийском, хрюканье и аханье мага, потом все стихло. Я отпустил лошадь и та понеслась в лес. Буквально через мгновенье она потонула в темноте и даже силуэт не был заметен на фоне леса. Только стук копыт тревожно отдавался в ушах. Все молча смотрели в сторону уносящейся лошади. Потом все стихло, видимо, лошадь достигла леса. Когда опасность пройдет, щелчком пальцев я призову к себе свою лошадь и она не заставит себя долго ждать, она на расстоянии чует волю хозяина и никогда не подводила меня. Если только не перехватят в лесу, тогда прощай, лошадь, прощай маг,… ПРОЩАЙ, ЭЛЬФИЙКА. Я загрустил, лошадь было жаль. Мои товарищи смотрели в небо. Там по-прежнему носились черные всадники. Они кружили над нами и, вероятно, не заметили нашего маневра. Возможно, им помешали тучи, периодически закрывающие небо, или им нужны были мы. Ну кому нужен маг с лошадью? Справа от меня стоял рейнджер, в темноте я едва различал его лицо. Он улыбался, глаза блестели, руку он держал на мече.
- Кажись, ушли, - сказал с завистью полуорк.
- Спасены, - сказал паладин, который чуть не плакал от счастья.
Пожалуй, это была наша победа, ведь мы были беспомощны против них и все же сумели их одурачить. Но за все приходится платить…
- Опасность! - крик рейнджера, казалось, разрезал пространство. В воздухе появился четвертый всадник. Но это был не найтхаг, мы все узнали в нем Лича. На нем был черный плащ с капюшоном, в руках он держал посох. Из-под капюшона на нас глядели два красных огонька - глаза, да глаза. Я различал их на большом расстоянии… волосы вставали дыбом, от страха я оцепенел…
- Ходу! - орал друид, взбираясь на лошадь.
Очнувшись, я прыгнул в седло лошади мага и рванул к воде. Паладин, славный воин, привыкший встречать опасность лицом, обернулся. Он единственный, кто тогда увидел, что творилось в небе ночном. Не снижаясь, все четверо как по команде взмахнули посохами. В тот же миг мы все оказались в огне. Короткой вспышкой шар огня настиг и меня, испепеляя все вокруг. Лошадь моя не пережила взрыва и на всем скаку рухнула замертво. Чудом не оказавшись под лошадью, я рухнул где-то рядом. Тут же я услышал со всех сторон крики, предсмертное ржание - ни одна лошадь не пережила взрыв. Не выжидая ни секунды, я вскочил и бросился к воде, бежать мне оставалось футов триста. Все тело ныло от ожогов. Откуда-то справа раздалось бормотанье друида - видимо, он произносил заклинание, защищающее от огня. Я бежал по горящей траве, уже никого не видя из-за дыма. Только топот ног, крики и ругань разносились по степи. Не добежав сотни футов до воды, я споткнулся обо что-то мягкое, а вернее, на бегу пнул кого-то кованым ботинком со шпорой. Рев раненого кабана мог сравниться с этим криком и я было перепугался, но поток отборной ругани успокоил меня - это был полуорк. Чертыхаясь и проклиная всех паладинов, бедняга прятался за кочкой.
- Ложись! - услышал я крик полуорка. Но в этот момент я как раз вставал…
Зачем я не упал чуть позже! Огненная вспышка, опалив мне ресницы и волосы, осветила все вокруг. По земле с визгом катался полуорк в свете его горящей одежды, кочка, за которой он прятался, оказалась жалким бугорком. Я почувствовал, что силы покидают меня, кольчуга жгла тело, пахло паленым мясом. Мимо меня, не обращая внимание на огонь, видимо, подействовало заклинание, пронесся друид, держа в руках бездыханное тело монаха. Я почти ползком последовал за друидом, вскоре меня обогнал полуорк, затем я услышал всплеск, потом второй - кто-то добрался до воды, река совсем близко. Где-то в небе громовыми раскатами разносился смех. Враги давили нас как муравьев. Собрав все оставшиеся силы, я бросился в темноту, туда, куда скрылись друид и полуорк. Вокруг то и дело появились огненные вспышки, там охота шла на рейнджера и паладина. Вот в свете очередной вспышки я увидел воду, но путь к реке мне внезапно преградила стена огня. У меня хватило сил пройти сквозь адскую жару, одежда горела… Где-то рядом стоял паладин. О, боль паладинов еще не воспета. Вряд ли просвещенный читатель слышал, как кричат паладины… Я не дошел до воды двух шагов… Передо мной был ровный песчаный берег, вода, но до нее не дотянуться. Я понимал, что если сейчас в небе кто-то махнет посохом в мою сторону - мне конец, еще одного огненного шара мне не пережить. Вот надо мной послышалось бормотанье - голос друида, он, казалось, придал мне сил. Затем друид за руки затащил меня в воду. На мне была стальная кольчуга и я стал тонуть, но не это удивило - я дышал под водой. Около часа я лежал на дне, зарывшись в ил. И чего мне стоило ползком, цепляясь за коряги, выбраться на сушу, одному богу известно. Было уже почти светло, близился рассвет. Взору открывалась печальная картина выгоревшей степи. На почерневшей траве лежали трупы лошадей. Вокруг было тихо. На берегу сидели все, кроме паладина.
- Что случилось? Где паладин? - сразу спросил я и сам удивился своему голосу. Теплая летняя вода стекала ручейками сквозь кольчугу, весь в водорослях, я без сомнения был жалким зрелищем.
- Где-где, - проворчал полуорк, - ныряет твой паладин - живучее отродье.
- Я прочитал на него заклинание дышать под водой и он по сю пору там, - пояснил друид.
- А что тут поделаешь, вода теплая, - с улыбкой произнес клирик-рейнджер, - ох уж эти паладины - рыцари добра и закона… Может, его унесло течением - мелькнула мысль. Тут я заметил, как все мои товарищи пострадали. Полуорк был абсолютно лысым, весь столь обильный растительный покров сгорел. У рейнджера уже не было кольчуги, меч, изрядно оплавленный, валялся рядом. Монах едва пришел в себя и сидел рядом со всеми, то, что у него осталось из одежды, выглядело удручающим. На себя я в тот момент и не смотрел. Все тело ныло от ожогов и я лег рядом со всеми. Друид, спасший мне жизнь, выглядел наиболее презентабельно. “Значит, могут что-то друиды, - подумал я, - маг давно бы уже сдох”. Сзади раздался всплеск…
- Что, не ждали… нехорошие люди! - голос паладина неожиданно заставил всех обернуться.
- Живой.
- Ну и слава богу.
Все улыбались.
- Мы легко отделались, - сказал паладин, счищая водоросли вперемежку с грязью с оплавленной кольчуги. Еще двое суток мы отсиживались в лесу, залечивая раны и ожоги. А на третий день мы были уже на пути к городищу, нам нужно было добыть одежду и лошадей, чтобы двигаться дальше.

* * *

Хорошие люди посидят-посидят,
да и выпьют…

В город мы вошли молча…
Обычный город с грязными улицами, обшарпанными лавками, захудалыми домишками. Почти в каждом квартале можно было без труда воспользоваться услугами портного, цирюльника, оружейника, гробовщика и бог еще знает кого. Словом, все, что нужно человеку, за умеренную плату, конечно…
Захорошев, полуорк решил раскурить свою трубку. Освободившись от свежекупленных лат, почесывая когда-то волосатую грудь, он уже хотел было вздремнуть с трубкой в зубах, но все не так просто…

Please activate Java...