СОЛОМЕННЫЙ ЕНОТ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

* * *

Райсон был не слишком удачливым рыбаком - сети его никогда не приносили больше рыбы, чем старая снасть отца. Однажды Райсон подарил своему отцу новую сеть. Как он надеялся, так и вышло - отец отдал ему свой старый невод. Но зря старики говорили, что проезжий маг, которому понравилась рыба прадеда Райсона, заговорил семейные сети чтобы никогда не пустовали. То ли маг не заговорил сеть, то ли не проезжал, то ли магии не бывает, а только разные шарлатаны, но улов со старой сетью был не лучше, чем с новой. Райсон злой возвращался домой. На дне лодки бултыхался десяток рыбей, да пару совсем мелких он отпустил - на племя. Пора уже пойти к отцу, и спросить - как же он заманивает рыбу в сети?
Райсон греб, помогая парусу, и думал, что сказать отцу, как вдруг случайно заметил едва всплывший над горизонтом яркий желто-красный клочок. Корабли нечасто заходили в Окрин, и рыбак быстрее заработал веслами, спеша первым сообщить о корабле, заплывшем, наверняка случайно, да еще и весной. Видно южным муссоном занесло его в пролив детей Даны, откуда каботажем он и попал в Окрин-бей.
Во второй раз Райсон поднял голову когда голубой с серебром борт корабля уже почти навис над его лодкой. Рыбак легко обогнал бы узкий дракон Крылатых Шлемов с низкой осадкой, высоким носом и двадцатью парами гребцов, так неустойчивый во время даже небольшого ветра или бокового волнения. Так же легко он обошел бы и ладью О'Гарра иногда проходившую под осень к местам зимовки. Мешковатый ког Волсни, заходивший летом, даже не брался в расчет. Но этот корабль, более всего походивший на лебедя, и даже с лебедиными крыльями вместо бортов, летел быстрее сухого листа под ветром. Сверху свесились веселые узкие лица, один что-то прокричал на странном певучем языке. Райсон чутьем понял смысл и зло махнув рукой продолжил грести.
Когда с лодки уже была видна деревня Райсон снова увидел странный корабль. Он удалялся от берега и лодка подпрыгнула на поднятых волнах. Окрин шуршал как осиное гнездо. Люди говорили только о странном корабле, которого не могло быть. Который появился ниоткуда и исчез в никуда.

* * *

Направляясь к зеленым холмам, пламенеющим в закатном свете, продираясь сквозь голый еще вереск, шел человек укутавшийся от моросящего дождя в горбатый серый плащ и таща за собой натянувшего узду мышастого пони с побуревшими от налипшей глины ногами. Окрин-бей с мокрыми черными камнями, свинцовыми волнами и маленьким удаляющимся желто-красным треугольником паруса на горизонте, остался позади. Так же, как и провонявшая рыбой деревушка из пары дюжин грязных хижин, непонятно почему уцелевших после осенних штормов. Задерживаться было опасно, противно и незачем.
Конь не хотел идти по узкой тропе в кустарнике. Миндалевидные глаза человека щурились когда ветка хлестала, оставляя мокрые пятна на узком лице. Конь не мог прикрыться ни от дождя, ни от веток вереска. Копыта скользили по глине размытой тропы, которая грозила превратиться в ручей, продлись дождь еще пару часов. Но в темно-сером, с ртутными разводами, небе уже проблескивал иногда солнечный луч, и ветер уже не так сильно сдувал вересковые ветки в паутину.
Дождь уже почти стих, когда самая веселая ветка махнула на излете вырвавшись из переплетения куста и сбила с человека капюшон. Заостренные кончики ушей объяснили дождю, ветру и едва вышедшему солнцу, что полуэльф прошел через Окрин укрывшись капюшоном не только от дождя. Простой поход вряд ли остался бы спокойным, если бы в течении всего, едва начавшегося, лета в деревне говорили об ушедшем в холмы полуэльфе.
Конь взбрыкнул скользнув по глине и чуть не свалил полуэльфа вырвав у него повод. Полуэльф вскинул руки к солнцу и озорно улыбнулся: - Хэй! - конь дернул головой и игриво отскочил дальше, - Ладно, побегай. Но стоило хотя бы растянуть подпруги…
Конь нагнул голову, как будто понял, и опасливо подошел, вероятно все же подозревая какую-нибудь хитрость. Полуэльф рассмеялся и дернул плечами. Серый плащ сполз с горба и оказалось, что он прикрывал от дождя еще и зачехленную лютню. Плащ был водружен на последний куст перед волнами изумрудной травы, умытой легким дождем и тянувшейся голубеющими волнами к темной полосе холмов на горизонте. Как раз туда и лежал путь полуэльфа с лютней.
Коню не просто ослабили подпруги - с него сняли седло. Меч, уложенный на потник, тихо сох. Полуэльф хлопнул коня по шее и присел на седло отерев его рукавом. Он положил на колени меч, который оказался непомерно длинным - почти в рост человека, да еще рукоять длиннее фута, и достал из седельной сумки точильный брусок завернутый в тряпку. Этим бруском, не раз видимо использовавшимся, он начал оглаживать меч, что-то напевая. Работа явно была привычной, меч явно не нуждался в заточке, и затея явно была не в этом. Наконец полуэльф отбросил меч, брусок, и начал рыться в седельных сумках. Нужное нашлось, как всегда, на самом дне. Из сокровенных глубин был извлечен небольшой тубус из вощеной кожи. Пряжка удерживающая крышку была расстегнута и на свет явилась чернильница, деревянная палочка со стальным пером тонкой работы и лист бумаги. Полуэльф аккуратно разбросал все это на потнике и бросился к лютне. Конь дернул ушами - сколько можно! Из-под струн тянулось что-то невеселое, как ветер. Тучи, ушедшие с неба, затянули лютню и лист бумаги, пролившись дождем затейливо вязаных букв. Темнело.
Последний порыв вечернего ветра сдернул с вереска уже высохший серый плащ и бросил его под ноги коню. Лютня замолчала на едва слышной ноте, а потом протестующе грохнула. Полуэльф огляделся в последних проблесках этого дождливого верескового дня. Около мили отделяло его от ближайшего удобного для ночевки места - хилой рощицы в распадке. Седло было упаковано и быстро закинуто на коня, удерживаясь на крайней дырочке подпруги. Лютня легла спать в свой темно-зеленый, но правда уже сильно выгоревший, чехол, и осела на луке седла. Полуэльф положил свой огромный меч на плечо и пошел к роще. Конь смирно шел следом, видимо решив, что хватит бегать и пора спать.
Роща оказалась почти такой, какой виделась в исчезающем свете. Расседланный и стреноженный конь остался на опушке, а полуэльф пробежал по роще из конца в конец. Тепловое зрение позволило ему не искупаться случайно задетой веткой дерева с едва распустившимися листиками, и усыпанной вместо них черными каплями дождя. Роща была пуста, даже заяц, вертевший во сне ушами в неглубокой летней норе под кустом, не шуганулся. Скинув верхний сырой слой с кучи валежника на опушке, полуэльф удовлетворенно хмыкнул сухим дровам, как будто специально для него здесь приготовленным, и треску кустов под ошалевшими лапами улепетывающего зайца. Кремень и огниво в поясном кошеле отсырели, и не хотели искрить. В темноте, наощупь, из седельной сумки полуэльф вынул кожаный кисет завязанный смоленой ниткой, и достал сухой кремень. Костер, над которым дымится котелок, трубка прикуренная от уголька, и надежда на то, что во фляге булькает не дождевая вода - вот то, что спасает и зимней ночью в горах, и перед битвой, когда не знаешь - тебе придется хоронить друга, ему тебя, или волки да вороны растащат кости по своим логовам…
Во фляге была не дождевая вода.

* * *

- Вот и встретились… - тихо прошептал полуэльф прижавшись к стволу корявого дуба и выглядывая из-за него через плечо. Лук его был натянут, а стрела лежала на тетиве, - Ты откуда здесь?
- Наверно занесло тем же ветром… - также шепотом, сливающимся с шелестом листвы под легким ветерком, ответила ему призрачная фигура от соседнего дуба.
Серый плащ с капюшоном и перчатки с крагами делали полуэльфа еще одной тенью в сумеречном лесу. Его собеседник, в одежде из лоскутов зеленого и коричневого цвета с нашитыми на них в живописно продуманном беспорядке листиками и веточками, полностью сливался с окружением. Меч, с вычерненным матовой мазью лезвием, был лишь новым штрихом среди переплетения ветвей. Даже тепловое зрение не давало точных очертаний его фигуры.
- Давно ты оттуда?
- Дня три…
- А откуда? И как тебя сюда забросили? - прошептал полуэльф не отрывая взгляда от разверстого зева пещеры…

* * *

Когда Оргар подошел к выбитой двери трактира "Три Спелбука" там уже кончалась дежурная драка. Он кивнул трактирщику, привычно увернулся от летящей табуретки и направился к занавешенному закутку между лестницей и камином. Рейнджер искал своего друга - Гарси. В тюрьме он уже спрашивал, и трактир был вторым в его списке. Если барда не будет и здесь, то придется тащиться в "Пивную Кружку" у северо-западных ворот, или в "Звезду", где Гарси уж точно играл один, или, еще того хуже, с брюнеткой Криэной. Они составляли прекрасный дуэт на праздниках, иногда их приглашали во дворец, и однажды Криэна закатила там барду скандал за длинный волос найденный на плаще. Гарси тогда еле отбился, хотя все же иногда вздрагивал при резких движениях. Криэна обладала глубоким контральто, глубоким декольте, глубокими разрезами на юбке, отлично играла на мандолине и мастерски кидала кинжалы… Иногда вслепую…
Оргар почти дошел до занавески, когда был остановлен металлическим грохотом с лестницы. Он едва успел отскочить - грохот издавал неровный сегментированный полированный металлический шар катящийся вниз. Оргар огляделся - похоже данное природное явление не только никого не взволновало, но и не заинтересовало. Двое эльфов продолжали спокойно обсуждать стати лошадей. Хмурый человек в кольчуге тупо смотрел на свою кружку, видимо он уже допил остатки своих денег. Рядом с ним стояли, прислоненные к лавке, меч-бастард в изношенных ножнах и круглый щит с мятым ржавым умбоном. Посетители спокойно заказывали, трактирщик также спокойно принимал заказы.
Шарообразный металлический предмет около трех футов в диаметре начал со скрежетом раздвигать сегменты и перед Оргаром встал дворф в полированном цельнометаллическом доспехе, правда уже изрядно помятом. Он с некоторым усилием поднял погнувшееся забрало низкого покатого шлема латной рукавицей, энергично тряхнул рукой несколько раз, удовлетворенно прислушался к лязгу стальной перчатки упавшей на пол, и рукой вытер пот с довольно ухмыляющегося лица украшенного огромным лиловеющим синяком под правым глазом.
- Левша… - непонятно кому подумал Оргар.
Дворф легко присел, поймал раструб перчатки, и насадил ее резко подняв руку, а потом для верности с лязгом грохнув кулаком в пол. Он со скрипом задвинул забрало, и бросился вверх по лестнице.
Оргар заинтересовался. Он забыл о барде которого здесь искал о пиве которым хотел утешиться и о декольте Криэны. Рейнджер подошел поближе, сел за ближайший к лестнице столик и отмахнулся доброй, но глупой разносчицы Аласты. Наверху цепь от корабельного якоря упала на железный лист. Оргар сосредоточился. По лестнице с металлическим рокотом катился сегментированный шар. Шар развернулся в дворфа, дворф поднял забрало, скинул перчатку и вытер пот с лица. Синяка не было… Оргар сглотнул, махнул на Аласту и пошел к дворфу, но тот уже топал вверх по лестнице. Лязг повторился, дворф выкатился, вытер пот и бросился вверх - синяк был… Оргар дал Аласте немного меди из кармана и отправил за пивом чтобы отвязаться. Грохот… Шар по лестнице… Рукавица на полу… Нет синяка… Оргар встал на пути дворфа, тот недовольно поднял на него взгляд - трактир притих. Оргар смущенно поймал на себе заинтересованные взгляды эльфов, группы в углу и пары затихших в предвкушении юнцов рвущихся уйти из дома, но не знающих как - все работодатели обходили их за лигу едва почувствовав запах домашней еды и чистой одежды. Оргар скромно присвистнул и вернулся за свой стол. Аласта уже принесла пиво и Оргар не знал куда ее послать теперь - тратить денег ему на это не хотелось. Дворф хмуро проводил его щелью забрала и пошел наверх. Оргар залпом осушил кружку и, уверившись что к нему потеряли интерес, пошел наверх.
Коридор второго этажа у лестницы занимали два совершенно одинаковых дворфских доспеха. Забрала были подняты и дворфы хмуро смотрели друг на друга. Различались они только синяком одного и завареной плечевой пластиной лат другого - ее Оргар заметил только сейчас. Дворфы одновременно посмотрели на него. Оргар сел на пол - он думал что в пиво опять что-то намешали. В прошлый раз получилась файрболовка, и ее теперь пили четыре королевства, не обращая внимания на обилие несчастных случаев… Но ведь на этикетке было ясно написано: "Не употреблять вблизи открытого огня".
- Ты че? - хмуро поинтересовался "Синяк".
- Лыжи ищешь? - тем же голосом продолжил "Рубец".
- Ну-ну… - пробурчало ему вслед двухголосье когда он пошел вниз.
Занавеска справа от лестницы была отдернута и Оргар сразу повернул туда. Гарси смотрел на него заинтересованно.
- Ну как тебе братья Гроан?
- А чего они… такие?..
- Близнецы. С удовольствием берутся за охрану караванов. Ну а если занятия долго нет начинают драться друг с другом - все спорят кто из них раньше родился.
- Ну и кто?
- А кто их знает… - бард подумал, - Дерутся одинаково…
Рагу из оленины кончилось гораздо быстрее чем хотелось бы. Голодный Гарси был уже без денег и у Оргара не осталось ни горстки меди, ни пары серебряных квинтеров. Все еще голодный бард отодвинулся вместе со стулом в дальний угол, взял свою лютню, и начал ее тихонько настраивать. В трактире стало чуть тише. Прибежал испуганный трактирщик:
- Гарси, я тебя очень прошу - не надо!
- Накормишь?
- Меня, моего друга, его енота, до отвала, бесплатно…
- Не-е-ет…
- Будем играть. - и бард продолжил тренькать неблагозвучной струной. Трактирщик умоляюще оглянулся на Оргара.
- А я что? - потешался рейнджер, - Я буду ему на столе подстукивать…
- Остановите его, я вас очень прошу, молодой человек! В прошлый раз когда он здесь играл разозлившийся беварский барон с дружиной устроил драку с половиной города. Его выкинули, когда он полез драться после одной из песен. Старина Ваграм… Наш король Ваграм Сминтар, - поправился он после вопросительного взгляда рейнджера, - Наш лучезарный… - казалось трактирщик жует лимон, - Любимый король… Сам пришел сюда и пообещал всему залу, у меня ведь останавливаются только авантюристы, дать всем, кто пойдет останавливать разбушевавшегося барона, по десять полновесных триалонов. Туда уже стянули всех оставшихся паладинов - большая часть ордена куда-то умотала на праздник, в городе оставалась едва лишь полдюжины. А у меня в зале сидело шесть групп - такое бывает редко. Это около трех десятков озверелых рож, видевших и драконов, и мантикор, и баньши… Иногда среди этих авантюристов попадаются такие милые эльфийки, что даже странно - как они дошли до такой жизни…
Излияния трактирщика прервало гудение басовых струн, трактир отозвался восторженными воплями. Оргар мимолетно удивился, когда это Гарси успел выйти и забраться на центральный стол. А потом заулыбался, и подхватил вместе со всем залом - барда здесь знали.

Пустим чашу вкруговую.
Выпьем красного вина,
За удачу боевую -
Нам поможет лишь она.

Выпьем за друзей, что рядом
И за тех, что позади
Спят в могилах безымянных,
Сколько было их в пути.

Зал притих, многие задумались.

Пьём за золото, без шуток -
Платит за вино богач.
Мы ж, обычно, почему-то
Всё имеем от удач.

Поморщился один из купцов, пришедший нанять охрану для своего обоза и пока присматривающийся.

А куда мы, без удачи?
Ведь она нам - горн и флаг.
Мы за ней везде, иначе
Вдруг её захватит враг?

И придётся распрощаться
С жизнью, золотом, вином.
Как иначе, без удачи,
Мы просто трупы, не живём.

Как иначе, без удачи,
Мы просто трупы, не живём.
Просто трупы - не живём.
Просто трупы...

В зале заорали, требуя продолжения, одна красивая девушка подбежала к барду и поцеловала его в небритую щеку - как он ни отбивался. Гарси успел хлопнуть ее пониже кольчуги, когда она возвращалась.
- Сначала накормите! - перекрыл шум голос полуэльфа, - А потом я обещаю петь вам, пока меня не выбросят отсюда или пока не усну… Ну, вы меня знаете…
Трактирщик, все еще морщась, послал разносчиц собирать деньги, а сам принес на стол барда полный поднос всякой снеди. Гарси кивком подозвал к столу Оргара, представил его подошедшим сюда же дворфам - близнецам Гроан, а трактирщик, горестно улыбнувшись, крикнул что по две кружки пива каждому он ставит бесплатно. От Оргара не ускользнул тот факт, что он вышел за дверь, поймал какого-то шустрого мальчишку и послал его куда-то, дав ему мелкую медь. Когда бард догрыз последнюю косточку, вытер руки полой плаща и снова взял лютню, в трактир вошли три фигуры в блестящих кольчугах и сияющих белых плащах, сзади виднелась хитрая мальчишеская рожица. Тут трактирщик помрачнел еще больше, если это было возможно - старый воин в белом плаще с вислыми усами и шрамом во всю щеку радостно хлопнул по спине Трагна Гроана - того что с синяком, густо рассмеялся, и подсел к Гарси. Дворф, тихо ругаясь на своем языке, отфыркивался, подавившись своей пятой бесплатной кружкой пива. Оргар прислушался. Вислоусый оказался магистром паладинов ордена Немоха в городе Акдов.
- Давай-ка Гарси, спой что-нибудь с севера, - оказавшаяся рядом Аласта поймала квинтер и пошла за еще одной кружкой пива для барда, - Пусть молодежь, - он оглянулся на пару своих юных спутников с независимым видом переминавшихся у стола, - Пусть узнают, что там о них думают.
Он кивнул, и оба молодых паладина плюхнулись на лавку, заученно положив ножны на колени. Бард откашлялся и отодвинулся от стола.

Белый конь, алый плащ, крепкий щит, острый меч,
Он на подвиг спешит, он спешит умереть,
А доспех защитит лишь от слабых бойцов,
Он на подвиг спешит - посрамить мудрецов!

И потопчет пехоту его белый конь,
Рукоятка меча намозолит ладонь,
Он немало убьет, а разгонит вдвойне,
Нам герои нужны на великой войне!

Его тело найдут поутру - без труда,
Белый конь охраняет покой храбреца,
Между вражеских трупов сияет доспех,
Он погиб, но успел дать всем веру в успех!

Ну а в следующий бой нас другой поведет,
И его смерть такая же точно найдет,
Алый плащ им недаром досталось носить -
Ты, солдат, хочешь выжить, они - победить!

* * *

В трактир влетела красавица-брюнетка в синем, глубоко декольтированном, платье под плащом и Оргар отодвинулся от барда, краем глаза заметив, что старый паладин поступил также. Дагрон Гроан, тот что с разрубленным и заваренным наплечником, продолжал гудеть: "Ты, солдат, хочешь выжить…"
Криэна накинулась на Гарси и Оргар мельком удивился - где в таком платье могут скрываться полдюжины кинжалов?
- Опять он здесь поет, а я верчу задом и жонглирую кинжалами перед купцами! - один кинжал дрожа возник в столе, в опасной близости от локтя барда. Городские юнцы, которых почему-то еще не выкинули, заулюлюкали и захлопали в восхищении, ошибка была моментально исправлена. Паладины патруля равнодушно проводили их взглядами и старый Вацлав наклонившись к Оргару прошептал: "Может из них выйдет толк…"
Несчастный купец с немного удивленным лицом подсел к четверке в углу. Разговор пошел неохотно и Оргар кивнул про себя - он бы тоже вдвое завысил цену увидев это лицо. От группы отделилась девица в выцветшем коричневом плаще и легкой кожанке и подошла к хмурому типу с бастардом и щитом. Переговорив она вместе с ним вернулась к своему столу, его лицо немного повеселело. Тем временем Криэна продолжала:
- Твои вечные отсутствия превратили меня почти в жену… Я вынуждена тебя ждать! - вокруг барда торчало уже четыре кинжала, он благоразумно не шевелился, и старался выглядеть виноватым. Ссора, кажется, кончалась. - И хоть бы раз принес цветы, а то таскаешь мне одни кинжалы! - и еще один кинжал воткнулся в лавку между пальцев Гарси. - Этот ты принес мне целый месяц назад! - она оглянулась - все старательно отводили глаза, - Уже месяц, как ты мне ничего не дарил! - шестой кинжал зацепил рукав, и остался там удерживая руку. Кажется представление кончалось и бард решился ответить:
- Дорогая, завтра я подарю тебе еще один кинжал…
- Только попробуй! - и новый кинжал воткнулся в лавку опасно близко к ноге Гарси, - Эту пару мне подарил сегодня один арладский купец, - бард испугано дернулся когда еще один кинжал вонзился параллельно последнему. "Вот теперь точно все", облегченно подумал Оргар.
- Если она его зарежет, то я не стану ее обвинять, - громким шепотом повторил мысли рейнджера Вацлав. За соседним столом свободно рассмеялись два эльфа, и Криэна, зло оглянувшись на них, села за стол, стала выдергивать свои кинжалы и аккуратно складывать их в ряд. Бард потянулся к ней - она сначала пыталась вырваться, но потом затихла у него на плече и прикрыла глаза. В трактире стало тише. Гарси оторвался и оглянулся на эльфов.
- Давай-ка "Прощальную"… - попросил он Криэну.
- Давай… - непривычно тихо согласилась она. Барду подали лютню и струны запели…

Прощально шумит пожелтевшая роща - уходим мы прочь,
Кому-то остаться с ней было бы проще - уходим мы в ночь.
Уходим мы в бой, что затеян не нами - нам смерть не нужна,
И звезды в ночи будут нам маяками, и смерть не страшна.

В тихий проигрыш, в перебор струн, вклинился натужный кашель Трагна Гроана. Ему не слишком-то нравились песни под которые не получалось стучать кружкой по столу.

А роща весною, зеленой листвою, порадует тех,
Кто к ней возвратится. В конце же, в покое пребудем мы все.

Зал притих, глаза эльфов подернулись дымкой. Бард рванул струны, Криэна улыбнулась, трактирщик огляделся в поисках беварских дворян - эту песню он запомнил по рекордному количеству разрушений.

Под звёздами лета нас ветер сметет,
И дым пораженья укроет от снега,
Но яблочным цветом весна позовет,
И гуси вернутся - пернатые стрелы.

Намокли плащи, проржавели кольчуги,
Допили последнюю бочку вина.
Опять разбежались отрядные шлюхи.
Замёрзшие руки, дырявый карман.

Расправим мы крылья, а, может быть, сложим,
И песню свою тетива допоет,
Кольчуги заложим и перезаложим,
Задаром трактирщик вина не нальёт.

Победа промчится по рыцарским трупам,
Мы снимем доспехи и их продадим,
Обратно вернутся сбежавшие шлюхи,
И снова с вином у костра посидим.

И новый начальник приедет - в доспехах,
На мерине белом и в алом плаще,
Мешать капитану добиться успеха,
Он толку не знает в нормальной войне.

Такие мешают нам делать засады,
И в спину спокойно стрелять не дают,
В виду мы имели подобные взгляды,
Мы моемся тем же, чего они пьют.

Мы верим, что будет нам отдых и пиво,
Мы верим - не будут кольчуги ржаветь,
Подмигивать будут нам шлюхи игриво,
А в пиве не будут тетивы сыреть.

И рыцари будут нам штопать карманы,
И можно их будет спокойно послать.
И все мы там будем, кто поздно, кто рано,
Но стоит немного ещё подождать...

Вислоусый Вацлав в восторге хлопнул по кольчатому плечу сидящего рядом молодого паладина не заметив его хмурого недоуменного взгляда.
- А эту я еще не слышал… Ну ты даешь!
- Ты слишком редко ходишь по притонам и злачным местам…
- Это я-то? - возмутился старый воин? - юные паладины глянули на него с нескрываемым удивлением и неприкрытым ужасом. Казалось даже серебряные драконы на их плащах смотрят укоризненно.
К ним за стол, подвинув Трагна Гроана, подсел обветренный полуэльф, вошедший на середине последней песни и греющий руки кружкой глинтвейна. Оргар посмотрел на его потемневшие плечи, мокрые волосы, прислушался и поежился - за окном шумел осенний дождь.
- Привет, Ланц! - оглянулся на него Гарси.
- О, Дар Ланц, собственной персоной! - зарокотал Вацлав, - Что ж ты не зашел к нам? Я бы тебя отогрел, накормил…
- Я только из храма - искал тебя там, но ты опять отсутствовал…
- Вот… Служба… - он оглянулся на сидящих по стойке "смирно" паладинов, - Вот это - Дар Ланц Ми-пре Лантон Гар На-Д'тон. Он будет вас завтра учить пользоваться парой коротких мечей.
- Да и похвалы не по адресу, - продолжил Гарси, - Эти песни писал не я. Был у меня один друг - да мы сюда заходили…
- А-а-а… Как же… Видел однажды… Хороший парень, никогда бы не подумал… Но ты сказал "был"?
- Он ушел от нас… - Оргар видел как потемнели окружающие лица, как со свистом втянул воздух сквозь стиснутые зубы Вацлав, а Криэна сжала руку барда.
- Как это случилось? - удивительно мягким голосом тихо спросил Вацлав.
- Слава Вемину, он жив… - все расслабились и Дагрон Гроан неуверенно улыбнулся, - Он жив… Но женился…
- Вот уж грустное известие. - вместе со всеми рассмеялся Оргар. Бард задохнулся когда локоть Криэны сбил его смех воткнувшись ему в ребра.
- Да-а-а… Он теперь потерян для общества. - включился Дагрон, - Вот и Трагн… - тот свирепо глянул на него, - Трагн тоже чуть не…
- Вспомни кто трижды перековывал секиру, которая не налезала на обух! - отозвался тот. Они переглянулись и скрипя доспехами направились к лестнице на второй этаж, Дагрон надевал шлем. Половина зала провожала их шуточками и различными советами. Дагрон остановился возле гнома, ростом чуть ниже его пояса, сидевшего вместе с эльфийкой и человеком с рапирой, кружевами на одежде и широкополой шляпой с роскошным плюмажем, лежащей рядом на лавке. Гном выслушал дворфа и взобрался на стол… По залу пронесся звон.
- Не-е-е… Еще не сел… - гулко рокотал дворф, подавая гному другую табуретку взамен разбитой, - Надо бы чуть левее… - И гном второй раз грохнул его табуреткой по шлему.
- За мой счет! - крикнул трактирщику Гарси увидев его взгляд на обломки двух табуреток.
- Но ты же и сам не платишь! - расстроился еще больше трактирщик.
- Я заплачу! - отозвался Ланц.
- И я! - поддержал Вацлав. Один из паладинов вынул кошель и пошел к стойке, а второй обернулся к барду…
- Меня зовут Ла Грид До-Стан, для друзей просто - Дости. Ты - Гарси, я уже знаю… Спой что-нибудь грустное, для души, про честь… Я заплачу…
- Что ж я совсем зверь? - возмутился бард, - Брать деньги когда меня просят спеть для души…
Лютня снова завела перебор…

Белый крест, черная ночь,
Что это - боль? Нет, это месть!
Если бы кто-нибудь вздумал помочь
Есть один способ, выход есть!

Это не плач - это клич!
Где ты, смельчак, поднимающий меч?
Если бы кто-нибудь вздумал помочь
Есть эта песня - хранителя речь…

Боль как от раны - солнечный луч,
- Ты заслужил, - это ответ,
Но хорошо охраняется ключ,
- Я - победитель, и равного нет…

Смерть - это благо, но мне не судьба,
Сетью стальной опутала честь,
Вечно к победе приводит борьба,
Что это - дар? Нет, это месть…

- Ну как вам песня о паладинах? - обернулся бард к Дости.
- Странный, должно быть, паладин, - отозвался тот, - Вот познакомься с Вентой. - второй паладин кивнул.
- Я - Сат Ре-лог До-Вент, к вашим услугам!
- Дай пару квинтеров - в услугу… - громко шепнул бард. Криэна хихикнув ткнула его в живот, он согнулся. Вацлав отвлекся от разговора с Ланцем и строго глянул на Гарси. Но Вента, не смутившись, вынул целый золотой триалон и отдал его. Бард схватил трехконечную монету и попробовал ее на зуб.
- Я тебе для этого жалованье выдал? - притворно грозно рявкнул Вацлав. Ланц согнулся от хохота, вниз по лестнице прогрохотал кто-то из братьев Гроан. Вента развалился на лавке и ответил командиру:
- Поздно, дядя Вацлав, уже выдал… - седой паладин смотрел на него неверяще.
- Вот! Ланц, они становятся людьми, стоит только от них ненадолго отвернуться!
Оргар заметил, что исчезнувший было бард вернулся мокрый как грифон, но радостный, и с огромным букетом роз. Непонятно, где он их раздобыл так быстро осенью, под дождем. Отвлекшаяся Криэна болтала о пустяках с открывшими рот Дости и Вентой. Она вскрикнула в восторге и бросилась на шею Гарси когда он показал ей матово-белые лепестки с каплями дождя. Дости успел подхватить букет когда бард с воплем рухнул на пол едва не задушенный Криэной. Юбка ее задралась выше колен и даже Вацлав восторженно цокнул и не стал стыдить Венту и Дости.

* * *

Утро застало двух молодых паладинов заботливо уложенными под стол. Их белые плащи лежали рядом на лавке, аккуратно свернутые явно женскими руками.
- Дости, скажи, мне приснилось что великий магистр ордена Немоха вчера отплясывал с девчонкой в развевающейся юбке с ореолом черных волос да еще пытался схватить ее за задницу?
- Да, Вента, тебе приснилось… Ты и сам пытался отрастить еще одну руку - двух тебе явно недоставало на местную служанку. Ты еще на ней не женился?
- Меня зовут Аласта, господин, - произнесли башмачки из серой кожи у головы Дости, - Я принесла вам рассолу по указанию госпожи Криэны.
- А где все? - прихлебывая обвел взглядом зал молодой паладин. Зал уже начинал заполняться, но из тех, кто вчера устроил здесь праздник, никого не было.
- Господин Вацлав отправился в замок - он искал вас, но не нашел. С ним ушел господин Ланц - он вас нашел, но ничего не сказал. Господа дворфы вчера, как обычно, помирились, и сейчас спят наверху. А господа Гарси, Оргар, и госпожа Криэна изволили отъехать, заплатив и за вас.
- Откуда это у них деньги? - задумался Вента. Потом похлопал себя по карманам и нащупал кошелек, несколько отличающийся по объему от вчерашнего. Дости радостно оскалился, а Вента достал из кошелька кусок дорогого пергамента и прочитал:
"Дорогие До-Стан и До-Вент. Я взял на себя смелость защитить вас от возможных краж. Ровно семнадцать триалонов, шесть квинтеров и три септера верну при первой же возможности."
Ниже стояла приписка другой рукой:
"Мальчики, не сердитесь на Гарси - он добрый, хоть и хам. А половину этих денег пришлось отдать хозяину трактира на новую мебель."
Дости отобрал у него письмо и с умным видом понюхал.
- Для таких - не жалко…
Они поднялись, набросили плащи и отправились получать наказание в орденский замок.

* * *

Скилтуса на этот раз занесло довольно далеко от пещеры. Он возвращался домой легкой трусцой, потому что очень устал. Эта охота длилась почти неделю - олень попался матерый, а благородная погоня всегда привлекала его больше чем простое убийство ради еды.
Олень так и не ушел, и Скилтус тащил добычу на себе, представляя как повесит на стену рога. За время погони Скилтус очень проголодался, и половину оленя съел на месте - это сильно облегчало его возвращение. Места стали незнакомыми пару дней назад, еще во время погони, но Скилтус почти не сомневался, что найдет дорогу домой.
Скилтус шел через подлесок проламываясь сквозь особо густые заросли. Деревья стали ниже, сквозь них просвечивало, и вскоре, проломив последнюю стену кустарника, Скилтус вылетел на опушку. Не доходя полмили до леса заканчивались поля, а дальше виднелись полупрозрачные дымки селения - места были незнакомые. Скилтус специально выбирал пещеру подальше от жилья. Олень кончился еще вчера - с собой были только рога. Положив их на землю Скилтус старательно замаскировался чтобы не пугать людей, снова подобрал рога и по меже направился к селению.
Деревня встретила Скилтуса мычанием, блеянием, лаем и тошнотворным запахом куч компоста у околицы. Трактир стоял почти в центре селения, рядом с домом старосты. Дом старосты был самым большим, чистым и ухоженным в селении. Перед ним раскинулся небольшой садик с цветами при виде которых Скилтус присвистнул - цветы были не только красивые, но и редкие. Трактир сильно отличался от этого дома, но Скилтус по опыту знал что это единственное место где его примут не как подозрительного чужака выведывающего местные секреты и смогут объяснить где же он оказался. Возвращаться в пещеру Скилтус уже не хотел - там не осталось ничего, о чем бы он пожалел. Кожанка, длинный меч и сносная одежда неброских коричневых тонов входила в его маскировку, разве что рога оленя были не совсем тем, что обычно берут с собой в дорогу. Но мнение окружающих менее всего интересовало Скилтуса, к тому же за рога трактирщик дал еды, воды из колодца и четыре серебряных квинтера, а Скилтус любил серебро. Среди дюжины посетителей из основной массы глинистых крестьян выделялся староста - он был одет гораздо лучше и чище, чем стоило бы, по представлениям Скилтуса, а также троица явно приезжих - полуэльф и двое людей - мужчина и женщина. Полуэльф был небрит, с волосами до плеч прихваченными скрученным темным платком, в сером плаще, темно-зеленой куртке и темно-серых штанах. Вся его амуниция - сапоги, перчатки заткнутые за ремень, сам ремень и поясные кошели также были серого цвета. Человек был одет в кожаный доспех, черные сапоги и опоясан черным ремнем с парой мечей и кинжалом. Вся остальная одежда была в разводах зеленого и коричневого цвета. Девушка была с синем платье с широко разрезанной юбкой, из-под которой выглядывали кожаные штаны. Темные волосы широкой волной падали на спину, а карие глаза спокойно переходили с замызганных стен на грязных крестьян, мельком скользя по никогда не мытым столам и окнам. Перевязи с дюжиной кинжалов перекрещивались на ее груди. Эта троица сидела спинами к стене и выглядела достаточно чтобы крестьяне не пытались затеять с ними скандал.
Староста деревни был вблизи народа - потягивая из кривоватой кружки пойло, которое иногда заставляло его морщиться, он сидел между парой крестьян громко делящих какую-то щуку и с едва видимой ухмылкой поддакивал обоим. Спор явно был не первым и грозил быть не последним. После очередной гневной тирады левого крестьянина, Скилтус про себя обозвал его "сорокой" - тот все время косил вправо, оба спорщика встали и направились к углу Скилтуса.
- Вот что, парень, - начал "сорока", - Ты тут наши рыбные места не выведывай - можно как кур в пирог попасть.
- Во-во! - влез второй - его руки были покрыты коркой спекшегося компоста и Скилтус назвал бы его "жуком" - из тех, что катают шарики из той же кучи, - Таких щук как у меня - поискать!
Крестьяне с ропотом сползались к столу у которого завязался многообещающий разговор. Скилтус разочаровался в помощи старосты - тот морщился после очередного глотка из кружки. Крестьяне громко обсуждали где утопить чужака - в трактирном колодце, причем трактирщика это не взволновало, но поморщился и отодвинул кружку вооруженный человек.
- Топить надо на Коровьем Пойле, - поучал лысый старичок годившийся в отцы и "сороке" и "жуку". Скилтуса передернуло.
Троица поднялась и направилась к выходу. В дверях полуэльф обернулся и кинул Скилтусу:
- Пойдем, что ли… А то тебя здесь совсем сгрызут… - девушка улыбнулась и Скилтус поспешно отправился за ними.


Анонс
Часть первая
Часть вторая
Назад

Please activate Java...